ДЕТИ В ЦЕРКВИ
Новости
и статьи
Фото
Видео
Меню

Дом с окнами на солнце

10.11.2022

76764234.jpg

Около четверти века назад священник с супругой организовали в городе Волжском семейный приют после того, как с просьбой поесть к ним обратились двое детей, ночевавших в теплотрассе. Как буквально за несколько месяцев с доброхотной помощью взрослых бездомных удалось создать добрый дом для беспризорных детей, через какие проблемы с воспитанием тех, кто в самом раннем возрасте остался без попечения взрослых, пришлось пройти, как удалось пережить нападения рейдеров, чему и как учат в приютской школе, и почему сейчас среди ее учеников есть и дети из благополучных семей?

Как все начиналось

Много лет тому назад, в лихие девяностые, на пороге Кирилло-Мефодиевского храма города Волжского появились необычные посетители. Это были два маленьких оборвыша: мальчик Сережа и девочка Оля. Замершие, грязные, они жались к стене, разыскивая глазами священника. А когда увидели отца Виктора Ватейчкина, то робко обратились к нему с неожиданным вопросом:

– Поесть у вас можно?

Батюшка тут же отвел детей в трапезную к хлебосольной работнице Таисии (Царствие ей Небесное). Она их накормила, щедрой рукой подливая в тарелки добавку.

– Где же вы живете? – стал расспрашивать малышей отец Виктор.

– Так на теплотрассе ночуем, там и в морозы можно продержаться.

– А как же школа? – В этом году должны были в первый класс пойти, но не в чем. Ни одежды, ни учебников.

– А родители у вас есть? – Им не до нас, пьют все время. Да и что дома сидеть? Там ни кусочка хлеба, чужие люди приходят и вместе с родителями водку пьют.

Поблагодарив, беспризорники ушли. А на следующий день на пороге храма уже стояло семеро таких же обездоленных, голодных и холодных детей. Так случилось, что в тот момент случайно зашла в храм жена отца Виктора матушка Евгения.

Хотя о чем это мы? Разве что-то случайное бывает у Спасителя? Богу известно все прежде того, как произойдет, и до того, как закончится. Так что суждено было свыше матушке Евгении увидеть этих малышей воочию. И проникнуться к ним состраданием, и осознать не умом, а сердцем, что никто не поможет беспризорникам в мутное бандитское время. Сейчас вот уйдут – и канут в жестоком мире.

img528.jpgМатушка расспросила у Сережки все о его короткой жизни. И сразу же поняла, что никто не ждал малыша в момент его рождения. Но он пришёл. Заявил о себе громким криком, требованием еды, внимания, ухода… А мама… Мама попросту смоталась, едва прошло два дня после родов. Убежала, если можно так сказать, – еле шатаясь, скрылась в неизвестном направлении. Нисколечко не чувствуя привязанности к маленькому комочку и не желая брать на себя ответственность за его жизнь. Конечно, ее найдут, будут уговаривать. Домой малыша эта женщина возьмет. Но лучше бы все сложилось иначе! Потому что собаку в доме содержат лучше, чем Сережу. Вечно голодный, грязный, битый ее собутыльниками… А когда подрос, на теплотрассе ему было лучше, чем в собственном доме, пропахшем вонючим дымом и спиртным.

И еще поняла матушка одну важную истину: этому мальчику и его друзьям по несчастью человеческое тепло нужно не потом, а сейчас, вот прямо сейчас. Потому что внутри им очень страшно и одиноко. Нету, нету материнского тепла…

По своему характеру матушка Евгения человек деятельный. Поэтому решение приняла сразу же: нужно создать в городе дом, который мог бы приютить таких вот никому не нужных детей при живых родителях и заменить им семью. Главное, чтобы эта семья, созданная на традиционных христианских ценностях, стала для них благополучной. И не было сомнения, что православное воспитание, основанное на любви к ближнему, сострадании, милосердии, ответственности за свои поступки, принесет положительные плоды. Отец Виктор горячо поддержал идею.

А дальше начались восьмимесячные хождения по чиновничьим кабинетам. Вы знаете, что такое выбить здание под православный приют? Никогда в городе такого не практиковалось, как-то все для чиновников сомнительно, да еще не государственный приют, а православный… Помогла Марина Афанасьева. Тогда она была депутатом Волжской городской думы. Видит Бог, без ее напора, целеустремленности ничего бы не вышло. С ее помощью выделила администрация города здание бывшего детского садика в старой части города, которое не эксплуатировалось лет десять. Но все равно это была победа! Хотя многие по-прежнему крутили пальцем у виска за спи ной матушки Евгении. Наверняка это были те, кто не знал: сила веры такова, что способна творить чудеса. А батюшка и матушка знали, всецело уповая на Господа Бога.

«Стоял без окон без дверей...»

Да-да, как в той сказке. Только у избушки на курьих ножках хоть окна были да печь внутри. А тут… Зашли отец Виктор и матушка Евгения в бывший детсад и невольно умолкли, оглядывая помещение. Картина неприглядная. Окна выбиты вместе с рамами, полов и отопительных батарей нет, дверей тоже. Ничего нет, кроме голых ободранных стен. Недаром тогдашний мэр сказал обреченно, что на восстановление здания потребуется лет пять, не меньше.

Но такой срок для матушки Евгении был слишком большой роскошью. «Дети в сентябре должны пойти в школу, а на дворе апрель. Остается лишь с Божьей помощью приступать к делу», – так думала матушка, начиная разбирать мусор. Вдруг со второго этажа послышались какие-то звуки. Кто там? Оказалось, бомжи. Они здесь прятались от холода. Натащили каких-то тряпок, старых одеял, с их помощью грелись, как могли.

– Теперь вы нас на улицу выкинете? Где же нам ночевать? – вопрос был скорее риторический, потому как в ободряющий ответ не верили.

Как выяснилось, зря. Матушка Евгения разрешила, но с одним условием: будут помогать ремонтировать здание. Забегая вперед, скажем, что бригада, скомплектованная из бомжей, работала на совесть и качественно. Говорили, мол, для благого дела стараемся, для детишек. Вот вам и пьяницы… Помогли и другие православные волжане. И все же неверующим людям до сих пор непонятно: как?! Как можно было привести в порядок и сдать в эксплуатацию полностью разоренное здание всего лишь за несколько месяцев?! На этот вопрос отец Виктор и матушка Евгения скромно отвечают: «На все воля Божия».

img566.jpgИ вправду, без чуда здесь не обошлось. Так 23 года тому назад появился в городе по благословению тогдашнего митрополита Волгоградского и Камышинского Германа (Тимофеева) детский православный приют «Дом милосердия» для детей из неблагополучных семей имени святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Федоровны.

Из рассказа матушки Евгении:

– А что здесь будет? – спросили первые дети, пришедшие в приют.

– Приют для детей, – ответила им я.

– А можно, мы будем здесь жить?

– Конечно! А вы откуда?

– Мы из-под елочки…

– Какой елочки? – не поняла я.

– На площади Свердлова.

– А где вы там живете?

– В коробке из-под телевизора, – это был ответ, который поверг меня в шок. А маленький мальчик, увидев на столе буханку хлеба, радостно воскликнул:

– Белый хлеб! Я так давно не ел белого хлеба!

Два уже поселившихся в приюте брата привели маленького трехлетнего братика, и это было зрелище не для слабонервных. Волосы на его голове свалялись в кошму, в которой кишели вши, – видимо, ни шампунь, ни расческа никогда не касались этой детской головки. Да и все личико, и тельце его были черными, как у трубочиста. Пришлось не только обрить его наголо, но и долго отмачивать в ванне.

Очень хорошо помню первый день, когда несколько деток в приюте впервые остались ночевать. Я постелила им белое постельное белье и велела ложиться спать. А когда через некоторое время вернулась, чтобы проверить, то увидела картину, от которой мне стало не по себе: дети лежали в кроватях не только во всей верхней одежде, но даже в уличной обуви! На мое возмущение они отреагировали своеобразным образом: не вставая с постели, стали скидывать с себя все так, что я едва успевала уклоняться от летящих в меня обуви, курток, брюк и футболок. Но я все равно заставила их встать, все аккуратно сложить и повесить на место.

«Скоро сказка сказывается…»

… да нескоро дело делается, особенно если это касается духовно-нравственного воспитания детей. Да-да, именно на это были нацелены матушка Евгения и отец Виктор. Конечно, накормить и одеть. Конечно, научить правилам поведения в нормальном обществе: за столом, в общественных местах, но все же не это главное. Устроители приюта, люди православные, хорошо понимали, что перевоспитывать привыкших к бродяжничеству и безнравственному образу жизни детей, которые уже научились курить, сквернословить, драться не на жизнь, а на смерть, дело нелегкое.

img537.jpg

Но конечная задача – воспитать Человека. И это даже не задача. Это миссия! Сколько же трудностей было на пути… Дети, привыкшие к свободе, вначале часто покидали приют, но потом снова возвращались. Так было, пока они не привыкли к оседлости, и тогда уже больше не стали уходить.

В это время матушка Евгения была в приюте практически одна – как говорится, на все руки, и выполняла обязанности и воспитателя, и учителя Закона Божия, и повара, и кастелянши, и уборщицы, и даже строителя, так как пришлось заново восстанавливать разрушенные до основания стены. Постепенно на помощь приюту стали приходить другие люди и организации, а также появился небольшой штат сотрудников.

Из рассказа матушки Евгении:

– Но как юридически узаконить нашу деятельность, мы тогда еще не знали, и этим решили воспользоваться непорядочные люди. Под видом помощи приюту они сначала вошли в доверие, а затем в один из дней главный из них поставил мне ультиматум, чтобы я до утра убиралась из этого здания со своим, как он выразился, выводком. В противном случае он вызовет ОМОН. Я ответила, что на все воля Божия. Утром этот человек не появился. Он пришел только через полтора месяца: лицо его было серого цвета, очень худой, опирающийся на палку, и рассказал, что вечером того дня ему стало так плохо, что его увезли на скорой помощи – он был на волоске от смерти! Мне стало очевидно, что Сам Господь вступился за нас с детьми!

А мы за это время уже обрели юридический статус, чем и обезопасили приют на будущее. Были и другие попытки отнять уже восстановленное и благоустроенное здание приюта, но и они, благодаря помощи Божией, потерпели неудачу.

Будни и праздники приюта

Мы в православном приюте «Дом милосердия». Разные здесь дети: спокойные и непоседливые, открытые и настороженные, к которым жизнь повернулась своей темной стороной. Но еще есть время отогреть, поправить. Иногда нужно просто обнять. Иногда объяснить. Но всегда – терпение и любовь. Терпение и любовь… Теперь понимаете, что в «Доме милосердия» может работать далеко не всякий?

Утро, независимо от возраста, у ребят в приюте начинается одинаково: с крестного знамения, которое отец Виктор называет генератором света, и утренней молитвы. Потом завтрак и уроки у малышей.

Малыши – это начальная школа. И надо отметить, прошли те времена, когда в приюте были дети исключительно из неблагополучных семей. Случается, что родители приводят сюда своих ребят потому, что обучение в «Доме милосердия» практически индивидуальное: детей ведь гораздо меньше, чем в обычных школах, и это позволяет каждому ребенку уделять больше внимания. И трудные дети постепенно перестают быть трудными!

img555.jpgЗаглянем в классы? Русский язык и математика, английский язык и окружающий мир, физкультура и музыкальные занятия. В творческой мастерской лепят, рисуют, вырезают, шьют. С первого класса изучают Закон Божий.

Матушка Евгения знает всех наперечет: какие у них семьи, какие проблемы. Вот, к примеру, Святослав. Из двух школ уже попросили на выход. Требует повышенного внимания.

У Данилы другая проблема: очень медленно все делает. В обычной школе его ждать не будут, а в приюте терпеливо помогают, не торопят, чтобы ребенок вник в учебный материал. Конечно же, мальчишке учиться в приюте легче. При виде того, как он долго работает у доски, тут же вспомнилась история с великим писателем, случившаяся с ним в детстве. Однажды, отвечая на уроке латинского, Сомерсет Моэм замялся, и учитель накричал на него: «Разевай рот, тупая скотина! Говори!» Может, Данила тоже гений? В «Доме милосердия» все талантливы – если не сегодня, то завтра обязательно ими станут, об этих установках знают все малыши и подростки.

Вот две девочки из Луганска. Вместе с родителями бежали из-под обстрелов. Младшую Леру отец Виктор крестил в «Доме милосердия».

Приходится и с горе-родителями работать. Когда начался учебный год, одна из учениц не пришла на занятия. Приют стал бить тревогу: где ребенок?! Обратились в полицию. Нашли и девочку, и ее мамашу, всю в наколках. Стали заниматься обеими. И надо признать, что на мать беседы подействовали. Но это был такой напряженный труд, когда сделали всё и еще чуть-чуть. Разбудить сердце пьющей матери – дорогого стоит.

img577.jpgПоказательно, что бывшие воспитанники приводят своих детей в «Дом милосердия». Первоклассница Вика, которая сейчас так старательно выводит буквы, – это дочь бывшего воспитанника Павла Лебедева:

– Пусть в любви растет и Православии, – так объяснил свой выбор парень.

Он знает, что говорит. Знает, что ребенок, окруженный злостью, учится причинять боль. А ребенок, окруженный поддержкой, похвалами и безопасностью, как в православном приюте, учится защищать, быть уверенным, любить и доверять людям. И такое воспитание сложно сломить.

img557.jpg

Кажется, уроки закончились. Перемена! Детвора немного отдохнет, а потом у них праздник. Готовились старшие и младшие, так что ждут праздника с нетерпением. Малыши уже наряжаются. Ну что ж, не будем им мешать.

Однако вопрос: куда ребята идут, когда вырастут? Как правило, в профессиональные училища, где осваивают рабочую специальность, а то и несколько. Большой популярностью пользуется профессия повара-кондитера.

Но есть и исключения. Влад Калашников окончил мореходное училище в Санкт-Петербурге. Анна Певнева получила диплом московского педуниверситета по специальности «Вокал». Наташа Акимова стала риэлтором. Многие создали семьи, родили и воспитали детей. Это ли не счастье, когда у человека меняется жизненный маршрут благодаря «Дому милосердия»? Недаром же называют его в городе домом с окнами на солнце.

На своем месте

Есть один признак, очень явный и хороший. Признак того, что вы попали на своё место. На своё, личное, предначертанное свыше. Вы пришли точно по адресу, вас привёл указующий перст Бога, теперь можно расположиться, распаковать чемоданы и жить. Этот признак очень прост: вы становитесь счастливыми. Как матушка Евгения и отец Виктор, когда «Дом милосердия» принял первых воспитанников.

img586.jpgА знаете, они ведь были предрасположены именно к этому Божьему труду или добровольному послушанию – называйте, как хотите. Семье Ватейчкиных Бог не дал своих детей, но их дом на протяжении многих лет всегда заполнен детскими голосами, радостным смехом. Это всё приемные дети, которых они усыновили и удочерили. Саша уже закончил профучилище по специальности «Автослесарь». Работает. Никита учится на юриста. Анечка поступила в институт, Даша занимается в православной гимназии. Все дети растут открытыми и добрыми людьми.

Как это у матушки с батюшкой получается? Отвечая на этот вопрос, матушка обратилась к Православию и поучениям святителя Луки Крымского (Войно-Ясенецкого). Он говорил, что если в душу малого ребенка вливать всякий смрад, она станет смрадной. Если вливать аромат Христова благоухания, то будут дети благоухать перед людьми, будут радостью и утехой для вас. А отец Виктор процитировал славного проповедника русского, архиепископа Харьковского Амвросия (†1901 г.): «Не может остаться бесплодною для детей вера родителей, когда они, при нужде и бедности, со слезами на глазах говорят: "Что делать? Буди воля Божия". При опасности: "Бог милостив". При трудных обстоятельствах: "Бог поможет". При успехе и радости: "Слава Богу, Бог послал"».

В семье Ватейчкиных и в «Доме милосердия», созданном их трудами, всегда и во всем исповедуются Божия благость, Божие Промышление, Божие правосудие. Дети не нуждаются в длинных объяснениях тогда, когда присутствует пример взрослых. Такие уроки всегда и во всем мы также должны подавать детям нашим.

Татьяна ВАСИЛЬЕВА

Публикация издания «Царицын православный»
приводится в сокращении

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓