Дети и деньги

16.10.2020

687090945-74.jpg

В глазах у Сеньки вселенская тоска. Наготове гнусное нытье, стремящееся перерасти в бурную истерику и потасовку. Именно сейчас ему нужна именно эта красиво упакованная ерунда с витрины. Этой ерундой завалена квартира, и домочадцы с воем наступают на нее босыми ногами. Спустя какое-то время ее с облегчением выбрасывают в мусорное ведро или раздают уцелевшие экземпляры другим детям. А в моменты безденежья, глядя на горы этого хлама, ужасаются потраченной на него сумме. Перед православными родителями зачастую встают вопросы, казалось бы, совершенно далекие от веры, но без их решения почему-то и воспитание детей в православном духе не получается. Один из таких сложных вопросов – деньги. Почему даже у родителей, хорошо разобравшихся в принципах сосуществования с собственным ребенком, именно денежная почва становится минным полем, где эти принципы беспощадно подрываются? Почему именно в магазине наши правила перестают работать?

 

Магазин – место публичное

В магазине стыдно быть небогатым (а чего вы тогда сюда пришли?). Там неловко, находясь на территории продавца, попросить его быть ненавязчивым. Там товар разложен так, чтобы навязать покупателю что-нибудь еще, хоть бы на сдачу. И, конечно, там нам невероятно стыдно за ребенка, который выпрашивает, вымогает, а иногда и шантажирует взрослых истерикой. Мы находимся на чужой территории, но играть-то должны по своим правилам! Если, конечно, эти правила у нас есть.

«Мама, а мы нищие? Я у тебя прошу, а ты никогда не покупаешь» – ничего себе заявочка от родного дитятки!

Мы отказываем в покупке, считая, что должны научить ребенка самоограничению, экономии, ответственности и выбору. А на деле ребенок делает вывод о собственной финансовой зависимости, о наших финансовых проблемах, о жадности родителей. Например: мама с ребенком в магазине. Он говорит: «Можно мне мороженое?» Мама на автомате: «Нельзя». Кажется, это все, и говорить тут не о чем. Но ведь тут возникают вопросы:

  1. Почему, если они вместе пришли за покупками, ребенок не может совершать их вместе с мамой и купить что-то лично для себя?

  2. Зачем мама в принципе взяла ребенка в супермаркет, если он сам не может делать покупки (чемодан без ручки)?

  3. Почему нельзя делать покупки вместе, обсуждая, чего нам хочется, что и зачем мы это сейчас покупаем?

И тут становится понятным, насколько магазин не подходит в качестве площадки для нашей дискуссии. Что вести разговор с сыном о необходимости килограмма лука и недопустимости семи коробок шоколада уместнее все-таки дома на кухне.

Но было ли у нас время и желание вести эти разговоры? А найдем ли мы там слова для разговора с детьми о зарплате, квартплате, кредитах, налогах и других скучных вещах? Даже искать не будем? – и напрасно! Ребенка, как и нас с вами, бухгалтерия устраивает до тех пор, пока выделяет нам достаточно денег либо толково объясняет, куда эти деньги ушли.

 

Не в деньгах ли счастье?

Кстати, и мамин отказ в покупке требует отдельного разговора. Часто бывает, что после просьбы о покупке перед мамой проносится все ее безрадостное будущее. Сейчас выпросит она чупа-чупс, потом выпросит игрушку, а потом скажет: «Квартиру продавай, а лимузин мне купи!» Сразу успокою вас: пресловутый лимузин выезжает не отсюда. Он выезжает, когда основной закон «все детям» прочувствован и принят всеми членами семьи.

Мама, говорящая «я не куплю тебе чупа-чупс, потому что ты…

  • плохо себя вела

  • перебьешь аппетит

  • испортишь зубы»,

очень сильно поднимает «стоимость» этой конфеты. Мы сначала заявляем, что не в деньгах счастье, а потом доводим родного человека до состояния, когда он должен выпрашивать у нас сладости. То есть, декларируя некие ценности, мы на деле демонстрируем, что сами их не придерживаемся.

И вот в результате такого странного положения дел ребенок делает, в общем-то, правильный вывод, что деньги – это средство манипуляции. Если перевести наше послание с русского на русский, у нас получится так: «Продай нам за деньги хорошее поведение, хорошие оценки, хорошее отношение к близким».

А ведь есть семьи, где родители выстраивают с детьми товарно-денежные отношения в формате «убрал в комнате, получил пятерку, посидел с сестрой – 50 рублей». То есть ребенок вынужден за 50 р. продавать свое время, свои чувства. И совсем не приучаться к порядку, любви, экономии, как нам хотелось бы.

Какое там «счастье не в деньгах»! Теперь он думает: я убрал комнату два раза – платите и вы мне дважды. Я не выругался при этом – накиньте, плиз, пятачок-с. А семейные отношения, если, конечно, они человеческие, не устроены по принципу «ты хорошо готовила обед – получи шубу» или «ты сегодня сделал ремонт – я тебе постираю», они явно устроены как-то иначе.

Сами того не желая, мы выращиваем потребителя, у которого желание обладать идет рука об руку с недовольством собственной жизнью. И эта неудовлетворенность неизменно рождается вслед за необходимостью унизительно выпрашивать лакомства, подарки, удовольствия, а по сути – финансовую свободу.

«Я хожу на работу, зарабатываю деньги. А ты их только тратишь!» – ребенок согласится и поверит в это. И пронесет по жизни девиз «никто не получает желаемое просто так» – девиз, читаемый в глазах «Неизвестной» Крамского.

 

Система ценностей – система координат

Так что я хотела этим сказать? А то, что прежде чем говорить с детьми о деньгах, нам самим надо определить, что значат деньги для нас. Это возможность делать то, что мы желаем для себя, или возможность хоть кем-то повелевать? Возможность помогать другим или унижать их? Возможность приобрести необходимое или подчеркнуть собственное превосходство? Можем ли мы честно сказать, например: «Я получаю удовольствие на своей низкооплачиваемой работе и оплачиваю это удовольствие своей грошовой зарплатой».

Финансовая истерика наших детей вырастает, увы, из нашей взрослой неопределенности. Не ждите, когда ваш сын в четырнадцать лет заявит папе, что он нищеброд и неудачник. С самого раннего детства обсуждайте с ним наши истинные семейные ценности, живя в них. «Если бы ты научился питаться чечевицей, тебе не пришлось бы льстить царю».

Разные семьи живут по-разному не только потому, что у них разный доход. У них совсем разная семейная культура, в которую входят и досуг, и способ общения, и привычки в еде и одежде, и еще много-много чего. И помогите ребенку понять и почувствовать принадлежность к своей культуре (предлагаю даже на первых порах вдумчиво записать принципы, составляющие нашу семейную культуру, мелкими буквами на ватмане, повесить на видном месте и зачитывать время от времени эту декларацию). Именно такой подход позволит родителю вовремя сказать такую простую и такую важную фразу: «У нас так не принято» – и быть понятым.

Навести финансовый порядок в отношениях с детьми можно, если начать все-таки с себя. А разбираться с собою всегда труднее, чем пользоваться рекомендациями дзен-канала «Как я за минуту прекращаю истерику ребенка в магазине». Что общего у огородника и воспитателя? – Быстро вызревающие овощи долго не хранятся. Сравните редис и салат со свеклой и морковью. Быстро достигнутые результаты быстро выветриваются.

 

Советы,
которые немного облегчат,
но не решат проблему «Дети и деньги»

  • Пока вы не сумели вашему малышу доступно рассказать о смысле семейного бюджета и семейных ценностях, лакомства и подарки пусть он получает из вашей сумки, а не с витрины.

  • Не берите ребенка в магазин, если не собираетесь выделять деньги на его личную покупку.

  • С некоторого возраста у ребенка должны быть карманные деньги – фиксированная сумма, не зависящая от его поведения или вашего настроения. Причем эта сумма выдается, даже если он проштрафился. С соответствующим лицом, но все до копеечки.

  • Начните, наконец, ходить в магазин со списком. Если берете ребенка в магазин, огласите весь список своих покупок. И весь список его покупок. Если вы решите отступить от списка, обсудите это с ребенком, а если он захочет отступить от списка, помогите ему оперировать имеющейся у него суммой. Это будет стимулом заняться практической математикой, пусть даже с калькулятором.

  • Научите его откладывать свои деньги: «Ту игрушку ты сможешь купить, если три дня вместо киндер-сюрприза будешь покупать себе вафельный батончик, а остаток выделенной суммы положишь в свой конвертик. Если сегодня не будешь покупать даже батончик, купишь ее уже завтра».

  • Подарки должны дополнять, а не заменять внимание родителей.

  • Поощрение должно быть. Вы скажете своему ребенку: «У тебя хорошие оценки за год, намного лучше, чем мы ожидали. Ты старался. Папа предложил купить тебе велосипед, и я с ним согласна». Это поощрение. Но не говорите так: «Если кончишь четверть без троек, купим ролики. Будешь убирать кровать – пойдешь в кино». Заметили разницу?

Ирина СТРУКАЧЕВА

Публикация сайта Покровской епархии



Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓