При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Сто и шесть детей у мамы

25.12.2018

gL9azBmQNlM.jpg

Матушка Анна, супруга протодиакона храма святого Александра Невского в Томске Романа Штаудингера, считает, что материнство – это одно из главных служений женщины. В чем она видит предназначение мамы? Как справляется с трудностями? И что помогает ей нести на хрупких плечах столь ценный, но порой такой нелегкий груз – воспитание не только своих шестерых, но и многих чужих детей?

 

Семейный портрет

bwZIxmM_xUg.jpg

Яша и Лена Штаудингер сели за детский столик завтракать. Мама Анна ставит перед ними овсянку. Но они не берут свои ложки. Ждут, пока мама прочтет «Отче наш» и фрагмент из Библии. 

Матушка берет в руки книгу, садится рядом, открывает 62-ю страницу.

– Так, на чем мы остановились? Увидел Иосиф сон и рассказал братьям своим. Где Иосиф, Яша? Вот Иосиф. А какой он сон видит? Вот эти звездочки…

Мальчик показывает пальцем на картинки. Яше два года, и он уже знает историю Иосифа из Ветхого Завета...

 

Большая семья

У матушки Анны шестеро детей. От двух до двадцати лет.

– В детстве я считала, что у меня будет десять ребятишек: пятеро мальчиков и пять девочек. Имена им придумывала... Вообще, я всегда хотела большую семью. А потом, когда у меня сознательный приход к вере произошел, я поняла, что дети – это благословение, что это одно из лучших служений – материнство. Конечно, представления были более идеалистичные…

– Тут иногда с одним-то не просто, – киваю я.

– С первым особенно трудно, все в первый раз. Потом проще, – улыбается матушка. – Где черпать вдохновение? Важная поддержка – это муж, но, главное –– Бог, в молитве к Нему и черпаем силы.

oks.lugovaya_22.11.2018_039.JPG

Матушка Анна росла в семье, где было трое детей. Как воспитывать ребятишек, она, конечно, решает сама, но ориентируется и на своих родителей, на их педагогику.


oks.lugovaya_22.11.2018_040.jpg

– Нас воспитывали достаточно демократично. Нами восхищались, и с детства мне казалось, что это незаслуженное восхищение. Говорили, что мы самые лучшие, самые послушные, учимся лучше всех… Хотя на самом деле это было не всегда так. Я строже, и, может быть, требую от детей больше, чем они могут дать. Но и иной раз стараюсь не ругать. Наверное, надо больше верить в своих детей. По молодости у меня было такое ощущение, что ребенок ещё не успеет подумать плохое – надо сделать так, чтобы он этого не подумал. Предупредить всё. А сейчас я думаю, что иногда надо позволить им ошибиться, наступить на грабли, а потом жить с этим уроком.

oks.lugovaya_22.11.2018_042.jpg

Старшая дочь Анны учится в Педагогическом университете. К слову, у нее тоже уже богатый опыт работы с детьми: своими и другими. А младшими мама занимается сама, не водит в детсад.

У меня скрипка, фортепиано, я на подготовку к школе хожу. Если еще детский сад, то это будет вообще…, – рассказывает мне пятилетняя Лена, пока мама вышла за молоком.

1gq9qx9q4AM.jpg
Музыкой в семье занимаются все дети: поют и играют на инструментах. Матушка говорит, что так как-то само получилось.

– В своё время я один или два класса окончила и бросила. И помню, хоть я была ребенком, думала, что своих детей никогда не пущу в музыкальную школу. И как вышло, что они все у меня оказались музыкантами, я не совсем поняла. Мои ребята любят музыку, но это большой труд, и у каждого были моменты, когда хотелось все бросить. Я старалась их вдохновить, видела, что это не категорический отказ, а просто минутная усталость. Поэтому отвечала: «надо».

 

О «кнутах» и «пряниках»

В столовой семьи Штаудингер помимо стола, стульев и самовара – «открытый космос». Здесь стоит настоящий телескоп, а с потолка свисают самодельные модели планет, выполненных в одном масштабе, чтобы видеть соотношение их размеров. В коридоре – аквариум с улитками, клетки с канарейками и попугаями – дети учатся ухаживать за братьями меньшими.

oks.lugovaya_22.11.2018_043.jpg

В гостиной стоит фортепьяно, компьютер, много икон и книг. Телевизора нет. Мама и папа не поощряют праздное время у голубого экрана. Мультики – только при крайней необходимости, когда нужно детей занять без участия взрослых.

oks.lugovaya_22.11.2018_018.JPG

 – Вы, вообще, отдыхаете? – спрашиваю.

– Однажды наша знакомая пошутила: «Как отдыхает отец Роман? Взял сто чужих детей и поехал отдыхать», – улыбается матушка. – Отдых – это, прежде всего, смена деятельности. А так – мы ездим на природу, в другие города, в лагерь. Дети ждут этого времени, когда можно будет пожить в палатке, поиграть, побегать.

– А для себя у вас есть время? Как вы его используете?

– Ну, можно, например, на богословские курсы сходить, – говорит матушка Анна. – Или просто поспать. Но это редко.

oks.lugovaya_22.11.2018_059.JPG

Правила для детей и взрослых одни: праздного времени почти не бывает.

В это время дети не поделили игрушечную машинку и громогласно объявили о своем недовольстве. Матушка Анна просто постаралась не обратить внимания – сами разберутся. Это ли не самостоятельность и доверие к маленькому человеку?

В православной семье, как и в любой другой, растут обычные дети, которые и дружат, и ссорятся. Конфликты не редкость. К их разрешению у мамы шестерых выработался свой подход.

– Иногда приходится разнимать. Потом беседовать, объяснять.

– А когда доводят до точки кипения, как говорится?

sm_pqqekXhQ.jpg

– Можно просто уйти в другую комнату. Или дождаться папу, – говорит матушка. – Он ведь не варится весь день в этом. Сможет помочь свежим взглядом.

В это время малыши, чудесным образом забыв про свое «яблоко раздора» и взявшись за руки, отправились в коридор к попугаям.

 

Мама «Скинии»

Матушка Анна руководит воскресной школой при храме Александра Невского в Томске и работает в православном лагере «Скиния», который каждое лето собирает ребят со всей Томской области и даже из других регионов. В общей сложности там у нее занимаются в разное время около ста детей. Таким образом, она сочетает роли и мамы, и матушки.

– У нас в лагере не было прописано, у кого какая профессия. У меня был бейджик «Мама Скинии». Какая роль? Программу придумать, за всеми детьми посмотреть и все прочее, материнское. Мама – она что, повар? Или она учительница? Или кто она? Она все сразу в одном лице.

В целом, несмотря на некоторую строгость воспитания, матушка Анна организует своим (и не только своим) детям счастливое детство. Деятельная натура стремится научить ребят мыслить, творить, выбирать и действовать по совести.

oks.lugovaya_22.11.2018_047.JPG

– Если Бог на первом месте, то всё остальное – на своём. Дети – наши любимые. Материнская задача – воспитывать детей, вести их к Богу. А детство оно в принципе – счастливое...

В подтверждение слов матушки ребятня устроила беззаботную возню на диване. Нам с Дашей предстояло собираться домой, а Лене и Яше делать «уроки» – рисовать, играть на музыкальном инструменте, кормить птиц и заниматься прочими посильными делами.

oks.lugovaya_22.11.2018_022.JPG

На прощание матушка рассказала еще одну, пожалуй, знаковую историю из своего детства.

– Когда мне было четырнадцать лет, я училась в художественной школе. И наш учитель одной из девочек сказал, что она станет художником. Вторая моя подружка спросила: «А кем я стану?» «Ты, – говорит учитель, – станешь ученым». Мне понравились оба предсказания. Я бы тоже не против художником или ученым стать. И спросила: «А я кем буду?» Она на меня посмотрела, улыбнулась. «А ты, – говорит, – будешь хорошей мамой». Мне тогда стало обидно, но…

oks.lugovaya_22.11.2018_037.jpg

«Но всё вышло так, как вышло», – добавила матушка. Слова педагога для Анны стали явью. Как сны доброго Иосифа. И в роли мамы она нашла своё истинное предназначение.

Беседовала Евгения МОЗГОВА

Фото Оксаны ЛУГОВОЙ

Публикация сайта Томской епархии

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓