Пограничное состояние

02.10.2018

05c15d52153857e17b4e4b84e20f0493.jpeg

Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии – это место, где помогают сохранить здоровье новорожденного, а порой спасают жизни младенцев и их матерей. И нередко именно здесь они впервые прикасаются к тайне благодати. Протоиерей Андрей Кузнецов является настоятелем действующего при институте храма в честь иконы Божией Матери «Избавительница». Батюшка рассказывает о необычной общине, по сути, больничного храма, о том, каково это – крестить в реанимации маленького кроху, как это влияет не только на младенца, но и на его родителей и врачей, о маленьких и больших чудесах, происходящих в месте, где спасают жизни, и о том, как дети в наше время зачастую приводят в храм своих родителей.

 

Чтобы помогать,
нужна помощь Бога

Община началась с врачей – они стали инициаторами строительства здесь православного храма. Почему не часовню решено было возводить, а храм, действующий приход, ведь существует практика устроения часовен при медицинских учреждениях? Казалось бы, такая форма тоже хороша: больные приходят помолиться, поставить свечи. Для чего необходима была именно литургическая жизнь? Врачи и научные сотрудники – глубоко воцерковленные люди – понимали, что места для молитвы мало, нужна Евхаристия, дабы черпать силы для врачебной практики, дабы Господь помогал облегчать страдания других людей.

12b5243cafe669aef8760b5095c0c689.jpeg

Наверное, самое великое дело, когда врач понимает, что от него зависит только определенный процент выздоровления, а остальное – в руках Бога. Именно эта причина и стояла за решением открыть приход. Сначала он был совсем небольшим, бывало, на богослужении молилсь только священник, регент, несколько сотрудников, и больше в храме никого не было. Но постепенно, мало-помалу, община стала расти, и сейчас на воскресной Божественной литургии причащаются до пятидесяти человек: врачи, пациенты и прихожане.

 

Избавительница

Когда выбирали название храма, в числе вариантов были святые Петр и Феврония, но сотрудники института сказали: «Нет, только в честь иконы Божией Матери “Избавительница от бед”». И лишь спустя год служения я понял, как они были правы! Именно здесь нужны образ и молитвенная поддержка Пресвятой Богородицы, чтобы люди увидели и поняли, к Кому нужно обратиться, чтобы избавиться от скорбей и болезней, которые пришли в их жизнь.

Чем дольше я здесь служу, тем отчетливее вижу, как раскрывается значение и необходимость существования здесь православного храма.

490d45318bc711faba5cac619d5870f6.jpeg

Первое, с чем я столкнулся, – крещение в реанимации. Здесь всегда очень много серьезно больных детей, их непрестанно привозят из других родильных домов. Это место – концентрация скорби. По этой причине именно здесь возникает ситуация, когда выходят на поверхность не только добрые начала, но и все страстные движения человеческие.

Крещений в реанимации совершается достаточно много. Их стало гораздо больше, когда здесь появился храм. Очень много людей приезжают из других областей страны, со всего Южного региона. Бывает так, что им нужно очень скоро уезжать, – иногда в день прибытия, и если не было бы здесь храма, они и не смогли бы покрестить ребенка, им просто некуда было бы обратиться в больничной суете.

Когда здесь появился храм, люди с радостью стали приходить и просить о крещении ребенка. Самое интересное то, что через год-два врачи реанимации стали рекомендовать родителям, чьи младенцы попали сюда, крестить их. Они сами заметили, что после крещения процесс выздоровления идет быстрее, Господь дает помощь и силы родителям претерпеть тяготы, становится меньше злобы. Ведь самое страшное – родители часто озлоблены, могут и скандалить с врачами, и нарушать режимность учреждения. Я каждый раз замечаю, что после крещения ребенка на душе родителей становится спокойнее, елей проливается на души и чад, и родителей, и врачей.

 

Там, где дух Божий живет,
чудеса сотворяются

Прихожу однажды в реанимацию крестить младенца, мама его еще в роддоме, поэтому присутствует только отец. Я вижу, что он опосредованно участвует в Таинстве, выполняет, так сказать, обязанность. И вот стоит он – руки в карманах, отстранен от происходящего, надо поприсутствовать – ну что ж, так и будет. Когда я начал возливать воду на младенца, увидел совершенно неожиданно для себя, что отец стал осенять себя крестным знамением. Уже после Таинства он рассказал: «В тот момент, батюшка, когда Вы начали крестить, все реанимационные приборы учета давления и сердечного ритма показали одни цифры – одновременно у всех детей!» По всей вероятности, отец ребенка не вникал в суть Таинства и таким зевакой смотрел по сторонам. Конечно, я понимаю, что это для него Господь послал знак, после которого он более осознанно участвовал в Таинстве, внимательно слушал молитвы и до конца был сосредоточенным. Такое маленькое чудо. И это один из многих эпизодов.

В один из самых ранних периодов бытия нашего прихода приходит ко мне женщина, плачет и говорит: «Были на ЭКО трижды, и каждый раз – неудача. Что же мне делать дальше?» Я подхожу вместе с ней к храмовой иконе и советую обратиться к помощи Божией Матери. Она стала возле образа и начала молиться, и в этот момент в храм залетает голубь, подходит к ней и начинает своей головой гладить ее ногу. «Родная моя, с Богом идите. Господь услышал Вашу молитву», – сказал я ей тогда. Она ушла, а через год крестили младенца Георгия.

В инфекционном отделении лежал младенец. Позже я узнал, что этот ребенок родился у двоюродных брата и сестры, а Церковь, как мы знаем, противится таким бракам, поэтому с духовной точки зрения это, конечно, был грех. Во время беременности в утробу матери попала инфекция, и ребенок родился с поражениями кожи, с воспалением легких, в тяжелейшем состоянии. Врачи сразу сказали, что девочка не выживет. Мама отказалась от нее еще в роддоме. Можно было сделать только одно – облегчить страдания ребенка, но на необходимые лекарства и процедуры в отделении не хватало ресурсов. В приходе мы собрали тогда нужную на это сумму. «Батюшка, давайте покрестим этого ребенка», – обратились ко мне сотрудники. Крестили с именем Лия. Надо сказать, что без слез крестить было невозможно: она вся была обмотана бинтами, повязками в специальном лекарстве, потому что ее организм сам не мог справиться с инфекцией. Чтобы ее покрестить, помазать ей ручки, мы разматывали бинты – а под ними кожи не было, уже мясо, плоть. Через несколько дней тело этой девочки стало очищаться, но еще через какое-то время она умерла, а перед самой смертью ее кожа стала полностью чистой. Когда это увидели врачи, они не могли поверить и иначе, как чудом, не смогли назвать произошедшее. Перед самой кончиной Господь дал образ Божий этому младенцу, чтобы показать, что духовная природа, святое крещение изменяет суть вещей, физическую природу. Через внешнее чудо Господь показал, что совершилось внутри: человек родился для мира духовного.

Из Ростовской области приехала семья, покрестили их младенца с патологией сердца. Врачи сказали родителям, что ему нужно будет сделать семь операций – в три месяца, в год жизни, в три года и так далее. Была разработана многоступенчатая система лечения этого ребенка. Мама, естественно, в слезах, обратилась ко мне с просьбой покрестить. Семья этого младенца сказать, что неверующая, было бы неправильно, но, как обычные обыватели, они относились прохладно к вере. Были не против, но не видели в церковной жизни ценности и смысла жизни. Когда в их семью пришла беда, они попросили о крещении больного младенца. Спустя три месяца я узнал, что шли обследования, готовили ребенка к операции, но в какой-то момент врачи увидели: операция-то и не нужна сейчас, и сказали, что, возможно, понадобится лет через семь. Прошло семь лет, но ребенок был здоров. Семья после этого глубоко воцерковилась, они стали прихожанами одного из храмов в Ростовской области, регулярно приступают к Таинствам Церкви. Так сила Божия, Дух Божий наполнил эту семью.

 

Вопрос вопросов

Таких примеров я могу рассказать множество, здесь с подобным я сталкиваюсь постоянно. Но с горечью вижу, что большинство родителей больных младенцев, которые попадают в НИИАП, не знают ничего о Боге и Его Святой Церкви. Они впервые пришли в храм и только сейчас, в тяжелой жизненной ситуации, решили, что нужно покрестить своего ребенка. Первый вопрос, который родители задают священнику, звучит так: «За что нашему ребенку такое испытание? Мы грешили, это правда, но младенец невинен!» Этот вопрос вопросов непрестанно звучит во всех храмах. А ответ очень прост, но родителям приходится объяснять: «Родные мои, ведь ребенок – плод вашей семьи и жизни, ваших мировоззренческих установок. И если плод родился нездоровый, то надо понимать, что внутри вас – скорбь, боль, болезнь, которые и привели к страданиям ребенка». «Так я ведь ничего не сделал, сильно не согрешил, человека не убил, не украл», – так обычно рассуждают родители. Но когда они в последний раз были в храме, общались с Богом, исповедовались и причащались? В абсолютном большинстве случаев ответ – ни разу. Впервые о Таинстве Исповеди и Причастия они узнают от священника, совершающего в реанимации крещение их ребенка. Как сказал митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий, «лучшее время для проповеди христианства – когда скорбь приходит в семью, когда сердце отзывчиво и чутко».

Ситуации бывают настолько критичными, сколько было таких случаев, когда назначали крещение на завтра, но младенец не доживал. Реанимация – это пограничное состояние, младенцы все тяжелые. Вспоминаю одно крещение: как только я совершил миропомазание, останавливается сердце. Отбило, как часы. Залетает группа реаниматологов, начинают откачивать младенца – завели сердце, ребенок вернулся к жизни, и я завершил до конца крещение. Этот случай показывает, как тесно связаны служение священника и врача.

Здесь острее чувствуешь скорбь людей, потому что беда коснулась самого безобидного, самого ценного для родителей существа – их ребенка. Здесь скорбь доходит до самой своей глубины и ранит больше всего. Здесь нет никакого лукавства, никакого лицемерия, здесь четко делятся на верующих и неверующих, на жаждущих от Бога помощи и равнодушных. Здесь нет обмана – все на виду, видна чистота души человека, ее глубина. Иногда только здесь человек осознает, к чему ему надо стремиться, и в чем его главная цель.

В 2013 году для того, чтобы узнать, за кого молиться о здравии, а за кого – об упокоении, кто выжил из крещенных мною младенцев, а кто – нет, я попросил врачей о такой информации. Из 76 младенцев 72 выжили и четверо почили. Из 47 детей, которые не были крещены, около двадцати не выжили, то есть во втором случае мы видим, что смертность несоизмеримо выше. Статистика такая была собрана только один раз, но даже так очень показательно, как незримое чудо Божие совершается видимо для нас.

Но в реанимации можно только покрестить, воцерковить же – в храме Божием. Поэтому я сердечно прошу всех родителей и восприемников, если такие есть, пройти курсы оглашения и, когда младенец окрепнет и выздоровеет, приносить его в храм для участия в Таинстве причащения.

 

Первый шаг к Богу

Самое главное, что после крещения, пока младенец лежит в реанимации, пока его не перевели в интенсивную терапию, родители ходят в храм, молятся, ставят свечи, общаются со мной, мы разговариваем о состоянии их ребенка, и такое постоянное живое общение дает свой результат. Родители понимают, что скорбь может быть общая, что христианство призывает делить скорбь – со скорбящими скорбеть и с радующимися сорадоваться. Христианство позволяет разделить скорбь, сделать ее легче, бремя облегчить.

Из своего опыта скажу, что Крещение младенца здесь, в реанимации НИИАПА, – это первый шаг родителей к духовной жизни. После выписки они начинают носить младенца в храм на причастие, и сами постепенно воцерковляются. Мне потом не раз священники говорили, что семья ребенка, которого я здесь крестил, ходит к ним в храм, исповедуется, причащается. То есть скорбь породила духовное возрождение семьи, родители первый раз в своей жизни увидели чудо Божие, которое раз и навсегда запечатлелось в них и стало причиной благих перемен в их жизни. Через ребенка родители встретились с Господом.

21d89afc1cb704c9fe11263da38aa551.jpeg

Я, как и многие священники, окормляю школы, разговариваю со школьниками о вере, Боге, многие из них узнают меня на улице. Так вот многие дети за руку приводят своих родителей в храм – такая тенденция действительно прослеживается, и не только мной. Раньше бабушки приводили детей в храм, а теперь дети – родителей!

Юное поколение – любопытное, оно интересуется очень многим. На уроках я рассказываю детям о духовных и нравственных законах, историю православных праздников, говорю о наступлении поста. Звенит звонок, встает преподаватель, благодарит, у детей перемена и дальше следующий урок. Я собираюсь уходить – не пускают: «Батюшка, а у нас к Вам вопрос!» И вопросы задают разные. Могу интересное наблюдение рассказать: в тех классах, где ребята не изучали основы православной культуры, спрашивают о том, есть ли загробная жизнь, существуют ли ангелы. Дети же, знакомые с ОПК, задают другого рода вопросы, более глубокие, осмысленные. «Батюшка, а как бороться с грехом, как мне поступить, если меня обижают?» – это уже нравственно-практические вопросы, а не онтологически-риторические. В этом и есть польза от введения в школах курса ОПК.

 

Вера и духовный труд

Универсальное средство избавления от бед всегда одно – жить по духовным законам. А что это значит? Горячая молитва Богу, участие в церковных Таинствах. Когда человек живет по Божьим законам, Господь исцеляет все его немощи, исполняются слова Христа: «Человек не может, Богу же возможно все». Нужно не просто подать записку и поставить свечу, чтобы воспринять благость Божию, нужно потрудиться. Это хорошо, что человек просит Церковь молиться за себя и близких, но и он сам должен приложить определенный духовный труд: приступить к Таинствам исповеди, причастия, совершить домашнюю молитву, прочитать акафист Божией Матери в образе «Избавительницы», Которая посылает избавление от скорбей и бед. По этим трудам Господь и дарует помощь Свою.

У многих магическое представление о вере: «Я сделаю то и то, а мне нужно это». И при этом человек не будет менять свой образ жизни, как жил, так и будет жить, «мне Господь даст блага, избавит от скорби, а я дальше буду жить по-прежнему».

Меня спрашивают, почему одним Господь дает младенцев, а другим – нет? А если Господь даст ребенка, а завтра семья не удержится и распадется? Даст ребенка, а вы неправильно его воспитаете? Господь не посылает дитя, потому что человек не готов к его восприятию, к семейной жизни. Нужно сначала потрудиться, привить себе навык жить в нравственном законе Евангелия, и Господь по готовности человека даст просимое. Ведь нельзя дать ребенку игрушку, если он ее завтра разобьет: он должен вырасти, чтоб ее сохранить. Родители не зря покупают ребенку игрушки по его возрасту, в соответствии с уровнем развития. Так же и духовно незрелый человек, не устоявшийся в евангельских заповедях, – как малое дитя. Нужно потрудиться, духовно возрасти и тогда Господь наградит. Труд состоит, прежде всего, в воцерковлении, участии в жизни церковной общины, святых Таинствах. По выстраданности дает Господь блага, когда человек нашел подлинный путь – через евангельский нравственный закон.

Подготовила Евгения ФОМИНОВА

Публикация сайта Ростовской-на-Дону епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓