При поддержке Управления делами Московской Патриархии

«Цветы жизни» – зеркало родителей?

10.06.2016

Челябинск12111.jpg

Что может быть умилительней фотографии с детьми в храме? А в жизни, кроме умиления, они приносят тревоги и проблемы: за их перемещением не могут уследить даже несколько человек, а громкий плач или смех отвлекают от службы. Как объяснить ребенку смысл происходящего в церкви? Как вырастить его по-настоящему благочестивым? В продолжение темы «Дети в храме» предлагаем читателям беседу с детским психологом Т.А. Твердохлебовой.

Сегодня можно встретить самое разное отношение к психологу: от резкого неприятия до восторженного почитания. В чем роль психолога видите Вы?

– Я думаю, что психолог – это специалист по отношениям, поведению и учебной деятельности. Есть ряд вопросов, которые решить может только психолог. Например, если у ребенка не сформированы базовые познавательные функции, ему может помочь только психолог, а не учитель, врач или священник. Нужно функции эти тренировать, и тогда улучшится учебная деятельность, а вместе с ней – и эмоциональная сфера, и поведение.

А бывают случаи, когда Вы понимаете, что решение проблемы не в Вашей компетенции, и советуете обратиться к священнику?

– Часто при работе и с детьми, и со взрослыми я понимаю, что проблема духовного плана. Некоторым я говорю об этом. Если человек к Церкви относится с сомнением, тогда мы с ним работаем на том уровне, на котором могу работать я. Но это не решение проблемы. К примеру, сейчас приходит очень много детей, у которых уже очень ярко выражена гордыня. Они очень плохо себя ведут, считают, что они главные и их желания – закон, отчитывают родителей, поднимают на них руку. Иногда можно что-то исправить на уровне поведения. Но все-таки гордыня этим не лечится.

Хотелось бы поговорить об особенностях детского восприятия богослужения. Кто-то считает, что ребенка в храм не нужно водить чуть ли не до старших классов школы, а кто-то начинает носить с пеленок. Что думаете об этом Вы?

– Есть такая опасность: если ребенка до взрослого возраста в храм не водить, то он вообще туда не придет. Скажет: «Зачем мне это нужно? Мне и без храма было хорошо». Поэтому я считаю, что чем раньше приводят ребенка в храм, тем лучше.

Другое дело, что у детей разного возраста разные возможности понимания богослужения, участия в нем. Грудного младенца приносят на руках, потому он ведет себя спокойно. Дети в два-три года богослужение еще не понимают, но ведут себя очень активно и долго не могут выдержать пребывание на одном месте, не могут себя контролировать. Но зато они хорошо воспринимают обрядовую часть: поставить свечи, взять просфору, поцеловать икону. Более старшие дошкольники тоже очень подвижны, им тоже тяжело долго быть на службе, но они уже могут воспринять смысл праздников или каких-то действий.

Екатеринбург070216.jpg

А правда ли, что ребенок способен воспринять атмосферу храма уже в утробе матери?

– Конечно, ведь есть даже перинатальная психология. Ребенок несет на себе информацию о том, в какой ситуации он был зачат, как относились друг к другу родители, как мама относилась к своей беременности, как она его вынашивала, как он родился. Все это потом отражается на поведении ребенка.

Если женщина ходит регулярно в храм, участвует в богослужении, ребенок также воспринимает эту атмосферу. Он слышит пение хора, ему передается умиротворенное, молитвенное состояние мамы.

Многие прихожане умиляются, глядя на грудных младенцев, которых родители приносят к причастию. Но можно услышать и такое: «Зачем таких маленьких носить? Они же ничего не понимают»…

– В этом возрасте понять дети, конечно, не могут. Но мы же верим, что это Таинство, в котором младенец соединяется со Христом. Потом, взрослые все понимают и ведут себя соответственно. Многие взрослые, к сожалению, воспринимают Евхаристию очень утилитарно – причастим, чтобы не болел или не хулиганил. Соответственно, и у ребенка отношение к причастию будет, как к таблетке, которую надо принять, чтобы чего-то не было. А если взрослые относятся благоговейно, то и дети соответственно воспримут и поймут. После двух лет им можно попытаться объяснять, что такое причастие…

А как это сделать? Ведь порой родители доходят буквально до кощунства, когда называют Святые Дары «компотиком», «сладеньким».

– Конечно, так говорить нельзя. Нужно доступными словами объяснить ребенку, что сейчас он соединится с Богом, что Господь будет с ним очень близко. Маленьким действительно это трудно объяснить. Ведь они не могут представить себе Бога, у них нет опыта духовной жизни. Но если ребенку говорить про «компотик», он это запомнит, и отношение будет соответствующее. Ведь в этом возрасте ребенок учится обращаться с вещами, которые его окружают. И поэтому когда мы учим его обращаться со святыми вещами, об этом нужно говорить. Пусть он пока еще не поймет, в чем смысл причастия, икон, свечей, но особое отношение уже складывается.

ЮСахалинск080216.jpg

Нужно ли дома создавать какую-то особую атмосферу: включать богослужебную музыку, зажигать свечи, кадить ладан? Или эта атмосфера должна быть присуща только храму?

– Храм – это особое место, подобного которому больше нигде нет. Нужно ребенку объяснять, что мы пришли в дом Бога. Но и дома тоже должен быть уголок, который напоминает нам о Боге, наш маленький домашний храм.

Как бы Вы посоветовали регулировать время, проведенное в храме, в зависимости от возраста ребенка?

– Нужно смотреть не только на возраст, но и на индивидуальные особенности ребенка. Нужно объяснять ему, что в самом храме хулиганить ни в коем случае нельзя. И как бы ни хотелось маме побольше в храме побыть, но как только ребенок устанет, желательно сразу уходить. Потому что в противном случае возникают только негативные эмоции, а значит, в следующий раз идти в храм ему вообще не захочется.

Нужно избегать частых одергиваний и замечаний ребенку в храме, иначе храм будет восприниматься как место, «где меня всегда ругают». Родителям надо предупреждать проблемы в поведении малышей, более старшим объяснять, как себя вести, а одергивать лучше в крайнем случае, когда ребенок делает что-то из ряда вон выходящее. Кстати, это универсальный принцип не только для храма.

А как родителям понять: когда ребенок действительно устал, а когда он просто ленится?

– Маленький ребенок не может лениться, любой маме сразу видно, что он просто устал. Ближе к шести годам могут быть какие-то манипуляции, которые нужно сразу пресекать. Дети хорошо понимают, в чем слабые места родителей. Нельзя говорить: «Давай пойдем в храм, а потом я тебе что-то куплю». Нужно задаться вопросом: «Почему ребенок в храм идти не хочет? Он не понимает, что там происходит? Или он не приучен себя сдерживать?». Нужно понять причину и постараться ее исправить. Может, жизнь семьи не связана с храмом. Может, он в принципе не понимает, что происходит в храме. Тогда ему нужно объяснить смысл богослужения, прочитать отрывок Евангелия, который будут читать в храме. Дошкольник может понять уже очень многое.

Как Вы думаете, о Боге, о храме, о святых должны рассказывать ребенку родители, или он лучше воспримет такой рассказ от священника или учителя воскресной школы?

– Думаю, что все равно кто, главное – как. Дошкольнику нужно рассказывать очень живо, образным языком, доходчиво. Помните «Лето Господне» И.С. Шмелева? В нем очень хорошо показано, как ребенок пяти-шести лет воспринимает Церковь и ее жизнь.

В младшем школьном возрасте уже формируются понятия, поэтому ребенку можно рассказывать о каких-то фактах, пояснять их. Детям уже интересно узнать не только «как», но и «почему». В этом возрасте, может, и лучше, чтобы рассказывал чужой человек – преподаватель или священник, у них авторитета больше. В среднем школьном возрасте повыше уровень абстракции, им уже больше можно рассказать.

А вот старшеклассникам уже недостаточно просто давать знания. К этому возрасту формируется критическое мышление, поэтому они на веру уже ничего не принимают, им нужно все очень убедительно доказывать. Подростки очень тонко чувствуют фальшь. Поэтому о Церкви, о вере им должен рассказывать человек, который этим действительно живет.

Но ведь порой за фальшь подростки воспринимают немощь, малодушие…

– Нужно ребенку честно сказать: «Я бы тоже хотел поступить по-другому, но у меня не хватило сил. Однако я стараюсь меняться». С подростком нужно быть откровенным. Конечно, не надо все, что есть на душе, выкладывать – далеко не все нужно ребенку рассказывать о жизни взрослых. Даже взрослому ребенку не нужно открывать все свои глубинные переживания, не нужно посвящать его в интимные отношения между мужем и женой, потому что в семье должна быть своя иерархия, нарушение которой невротизирует ребенка. Такая откровенность ставит его в позицию взрослого и нагружает теми проблемами, которые ребенку не по силам. Своими переживаниями с детьми делиться можно, подросткам и детям можно многое открывать, мыслями делиться. Но не забывать, что они – ваши дети, и эта иерархия остается до старости.

А как человеку вообще определить меру своей откровенности с внешним миром?

– Думаю, что каждый человек сам устанавливает свою меру: есть ведь экстраверты, открытые внешнему миру, а есть интроверты, которые все держат в себе. Мне кажется, главный критерий – самому потом не должно быть стыдно за то, что ты рассказал. Потому что, когда человек слишком выставляет напоказ свою душу, потом бывает плохо. Рушится какая-то защита. В душе должно быть что-то сокровенное, а если этого нет, то где тогда сам человек?

Но ведь чрезмерная закрытость тоже опасна. Бывает, подросток никому ничего не говорит, а потом добровольно уходит из жизни. А никто и думать не думал, что у него есть проблемы.

– Всегда середина лучше крайностей. Есть даже такое выражение: «Бог в золотой середине, а диавол – в крайностях». Одинаково плохо и слишком выставлять себя напоказ, и быть слишком замкнутым.

донбасс2.jpg

Что Вы посоветуете родителям подростков, возраст которых обычно называют трудным? Как вести себя, чтобы и ребенка от храма не оттолкнуть, и в то же время уберечь от безверия?

– Навязывать что-то в этом возрасте опасно. Тут сила действия будет равна противодействию. Но предлагать нужно, особенно если ребенок в Церкви с детства: «Мне было бы очень приятно, чтобы ты со мной сходил в храм. Давай, как раньше, пойдем на службу».

Нужно быть искренним с ребенком, делиться с ним своими переживаниями, объяснять ему разные события. К примеру, моей подруге племянница жалуется на свою одногруппницу в вузе. А подруга говорит: «Ну что ты ее осуждаешь. Ты лучше помолись за нее, может, и отношения ваши улучшатся». То есть всегда можно показать ребенку, что Бог в нашей жизни есть. Если ребенок увидит, что вы говорите искренне, то он обязательно проникнется.

Есть еще одна особенность – подросток может отказываться идти с вами на богослужение, но при этом тайно пойти в другой храм. Он ведь уже взрослый! Поэтому не надо отчаиваться. Все равно жизнь в Церкви даром не проходит.

Ребенку всегда легче объяснить церковные правила, дать какие-то знания. Но не всегда эти понятия соотносятся с нравственной, внутренней его жизнью…

– Это очень большая проблема. Потому что дети – это зеркало родителей. Дети воспринимают то, о чем родители говорят, процентов на пятнадцать двадцать. Самое главное – как родители живут, что они чувствуют. Если они, даже совершая ошибки, искренне живут духовной жизнью, то ребенок тоже вырастет таким. Конечно, говорить, объяснять детям нужно, но это будет опять-таки передача внешних правил. А внутренняя сторона на словах не передается, она воспринимается всей жизнью.

Все проблемы родителей есть и в детях, даже в большей степени. Поэтому духовное воспитание детей начинается с духовного и нравственного воспитания их родителей. Совместные усилия могут дать какой-то положительный эффект. А далее по Евангелию: «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18. 27). Также здесь очень уместно будет вспомнить: «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7. 7).

Беседовала Марина ШМЕЛЕВА

В основе материала –
публикация сайта Покровской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓